+7-495-685-95-83
Обратный звонок
г. Москва, Ленинградский проспект
дом 80 корпус 1, кабинет 10
 Бессрочная Лицензия от 03.03.2011 Серия ААА № 000850 Регистрационный № 0838. Свидетельство о государственной аккредитации от 13.09.2012 Серия 90А01 № 0000209 Регистрационный № 0207.

ФИНАЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ

ФИНАЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ

Финальные операции второй мировой

Несмотря на неблагоприятную для Японии обстановку, которая сложилась в результате разгрома Германии и серьезных поражений самой Японии в войне на Тихом океане, ее военно-политическое руководство не считали себя побежденными и не отказались от продолжения военных действий в бассейне Тихого океана и в странах Восточной Азии. Японцы продолжали удерживать стратегически важные районы Азиатско-Тихоокеанского региона, сохранив в них крупные силы и не ослабив миллионной группировки войск, сосредоточенной вблизи границ СССР. Под гнетом японских оккупантов находились Корея, Индокитай, Индонезия, Малайя, часть территории Китая, Бирмы и Филиппин.

В течение многих лет Япония проводила по отношению к Советскому Союзу враждебный внешнеполитический курс, стремясь закрыть для него все выходы к Тихому океану, полностью захватить Сахалин, отторгнуть Дальний Восток и Сибирь. Накануне и в ходе Великой Отечественной войны, действуя в блоке с агрессивными странами Европы, она готовилась к нападению на СССР. Японский генеральный штаб в 1941 г. разработал план войны под кодовым названием “Кантокуэн” (Особые маневры Квантунской армии).

В течение 1941-1943 гг. этот план постоянно уточнялся с учетом ситуации, складывавшейся на советско-германском фронте. Страна Восходящего Солнца выжидала только удобный момент для захватнических действий. Она была намерена использовать одно из самых бесчеловечных средств агрессии - бактериологическое оружие. На территории Маньчжурии (Северо-Восточный Китай) были созданы специальные формирования по подготовке бактериологической войны против Советского Союза, Монголии, Китая и других стран, в том числе, США и Англии.

Японская военщина многократно совершала провокации на границах СССР, перманентно нарушая советское судоходство на Тихом океане: она около 200 раз с применением оружия останавливала советские торговые и рыболовные суда, насильно отводила их в свои порты и подолгу там задерживала, а 8 из них потопила. Это делалось преднамеренно, чтобы помешать СССР получать помощь по ленд-лизу, затруднить снабжение дислоцированных там войск и сил флота в дальневосточном регионе. К тому же Япония поставляла разведывательную информацию, оказывала политическую и экономическую помощь третьему рейху в его войне против Советского Союза. У советских дальневосточных границ стояла крупная стратегическая группировка японских войск, которая в течение многих лет готовилась к нападению на северного соседа.

Такая позиция Японии вынуждала Советский Союз на протяжении всей войны с Германией держать на Дальнем Востоке от 32 до 59 расчетных дивизий сухопутных войск, от 10 до 29 авиационных дивизий, до 6 дивизий и 4 бригад Войск ПВО страны общей численностью более 1 млн. солдат и офицеров, имевших на вооружении от 8 до 16 тыс. орудий и минометов, свыше 2 тыс. танков и САУ, от 3 до 4 тыс. боевых самолетов и более 100 боевых кораблей основных классов. Что и говорить: этим войскам, составлявшим от 15% до 30% боевых сил и средств советских Вооруженных Сил, нашлось бы лучшее применение на советско-германском фронте, особенно в критические для Красной Армии периоды.

На Тегеранской конференции осенью 1943 г. советское правительство дало союзникам согласие вступить в войну против Японии после победы над Германией, а на Ялтинской конференции в феврале 1945 г., уточнило, что это произойдет через два-три месяца после капитуляции Германии.

Условиями вступления в войну, которые были приняты, являлось сохранение статус-кво Внешней Монголии, восстановление принадлежавших России прав, нарушенных нападением Японии в 1904 г., а именно – возвращение южной части о. Сахалина, интернационализация торгового порта Дайрена, восстановление прав на Порт-Артур как на военно-морскую базу СССР, совместная эксплуатация Китайско-Восточной и Южно-Маньчжурской железных дорог, передача Советскому Союзу Курильских островов.

5 апреля 1945 г. правительство СССР денонсировало советско-японский договор о нейтралитете от 13 апреля 1941 г. Этот акт стал серьезным предупреждением правительству Японии о том, что продолжение войны против союзников СССР неизбежно приведет Токио к поражению.

К маю, Япония оказалась в полной международной изоляции. Многие европейские страны порвали с ней отношения. Испания, представлявшая ее интересы в Европе, разорвала с ней дипломатические отношения.

В связи с безоговорочной капитуляцией Германии 9 мая в Токио состоялось экстренное совещание кабинета министров, на котором было обсуждено положение в Европе. На следующий день пресса опубликовали заявление правительства, в котором уже не было слов о “великой Восточной Азии”, ее освобождении, “новом порядке”, “сфере совместного процветания”. В газетах сдержано говорилось о поражении Германии. Отмечалось также, что третий рейх совершил огромную ошибку, когда начал войну против СССР, не овладев предварительно Британскими островами, а просчет Гитлера состоял в том, что он, допустив создание двух фронтов, недооценил силу Красной Армии, экономический потенциал СССР, уровень его промышленности, систему организации народного хозяйства и чрезмерно понадеялся на легкость победы.

Окончание войны в Европе создало серьезные проблемы для Японии. США и Великобритания получили благоприятные условия для сосредоточения вооруженных сил против нее. Теперь ей предстояло воевать в одиночку. С 11 по 14 мая Высший совет Японии по руководству войной, обсуждая изменившуюся ситуацию, высказался за заключение мира с Великобританией и США при посредничестве СССР. Перед дипломатией ставилась задача, во что бы то ни стало предотвратить вступление СССР в войну против Японии.

К лету 1945 г. японское командование намечало следующий план дальнейшего ведения войны. В бассейне Тихого океана предполагалось перейти к обороне на всех направлениях, не допустить дальнейшего продвижения американо-английских войск и высадки их на территорию собственно Японии. Силами, действовавшими на материке, предусматривалась оборона Маньчжурии и Кореи для оказания упорного сопротивления Советской Армии на приграничных рубежах, затем на хребте Большой и Малый Хинган и на реках Мулинхэ и Муданьцзян с целью сохранения за собой Кореи и юго-восточной Маньчжурии.

По разработанному к началу 1945 г. американским командованием плану высадка войск союзников на Японские острова должна была состояться 1 ноября – на остров Кюсю. В случае успеха 1 марта 1946 г. планировался десант на остров Хонсю. Завершение войны предусматривалось к концу года.

Такой замысел объяснялся тем, что к началу 1945 г. в японской армии находилось около 6 млн. человек, 10 тыс. самолетов и около 500 боевых кораблей. Войска же США и Великобритании на Тихом и Индийском океанах и в Юго-Восточной Азии насчитывали 1,8 млн. военнослужащих, авиация – 5 тыс. самолетов. Такое соотношение сил и средств исключало быструю победу США и Великобритании, для чего необходимо было перебрасывать на Дальневосточный театр военных действий значительные контингенты вооруженных сил.

21 июня, после кровопролитных и ожесточенных боев, которые продолжались более двух с половиной месяцев, японцы оставили Окинаву. Американские войска по численности в несколько раз превосходившие японские, потеряли 46 тыс. человек, из них 12 тыс. убитыми. По итогам этой операции командование США сделало вывод: высадка на собственно Японские острова потребует еще больших жертв, чем при захвате Окинавы.

Ввиду таких масштабных потерь Ф.Рузвельт, так и Г.Трумэн опасались высадки американских войск на острова, что затянуло бы войну и повлекло огромные человеческие жертвы. В Вашингтоне понимали, что с потерей Маньчжурско-Корейского региона Япония лишится большей части необходимых для продолжения войны средств, и вынуждена будет капитулировать. Однако решить эту задачу в короткий срок смогут только советские войска. Вот почему среди видных военачальников США было много из числа тех, кто планы завершения войны на Тихом океане связывал с обязательным вступлением в нее Советского Союза. Этот акт, по их мнению, должен был не только обеспечить успех вторжения американских войск на Японские острова, но и, ускорив окончание войны, сократить людские потери.

Императорская ставка, понимая, что США с союзниками в скором времени выйдут на ближние подступы к Японским островам, вознамерилась превратить метрополию, Корею, Маньчжурию и оккупированную часть Китая в “неприступную крепость” с тем, чтобы нанести противнику большие потери и затянуть войну на неопределенное время.

21 июня японский парламент принял закон «О чрезвычайных мерах военного времени», санкционировавший любые действия властей по организации обороны, а на следующий день – закон «О добровольной военной службе», по которому призыву подлежали все мужчины в возрасте от 15 до 60 лет и женщины от 17 до 40 лет. В результате принятых мер к августу численность регулярных вооруженных сил выросла до 7,2 млн., а сухопутных войск – до 5,5 млн. человек.

Дальневосточный театр охватывал территорию Маньчжурии, Внутренней Монголии и Северной Кореи. Обширной была и его морская часть, включавшая бассейны Охотского, Японского и Желтого морей, а также и акваторию северо-западной части Тихого океана. В меридиальном направлении протяженность театра составляла около 4 тыс. миль (7,5 тыс. км.). По своим размерам он резко отличался от Европейского. Площадь только сухопутной его части составляла 1,5 млн. кв. км, а это территория Германии, Италии и Японии, вместе взятых. С севера на юг Дальневосточный театр простирался на 1500 км, а с запада на восток – на 1200 км. По своим физико-географическим условиям он представлял собой сочетание горно-таежной, болотистой и пустынной местности с большим количеством рек, озер и болот к востоку от Большого Хингана. Объединения и даже соединения могли вести здесь наступательные действий лишь на отдельных направлениях, порой изолированных друг от друга сотнями километров.

Японцы в предвидении войны с Советским Союзом заблаговременно оборудовали этот регион, создав мощную систему оборонительных сооружений. К августу 1945 г. в Маньчжурии и Корее было построено 20 авиабаз, 133 аэродрома, более 200 посадочных площадок – всего свыше 400 аэродромных точек с оперативной емкостью свыше 6 тыс. самолетов. На территории, занятой войсками Квантунской группировки, располагалось 870 крупных военных складов и хорошо оборудованных военных городков, рассчитанных на 1,5-миллионную армию.

Учитывая особенности театра военных действий и огромную протяженность государственной границы Маньчжурии с Советским Союзом и Монголией, а также возможный характер действий Советской Армии, японское командование сосредоточило к началу августа 1945 г. крупную стратегическую группировку войск на Маньчжурской равнине, оставив в приграничной зоне для прикрытия государственной границы около одной трети сил. Основу этой группировки составляла Квантунская армия, которая в предвоенные годы превратилась в самостоятельное стратегическое объединение. Если в 1944 г. ее части и подразделения привлекались для участия в боях в районе Южных морей, то, начиная с 1945 г., они были сосредоточены на северо-востоке Китая, существенно пополнив свои запасы горючим, боеприпасами, продовольствием и т.д. В конце июля на маньчжурский плацдарм из Южной Кореи была переброшена 34-я армия.

Войска Квантунской группировки были сведены во фронтовые и армейские объединения. Всего в ее состав входили 42 пехотные и 7 кавалерийских дивизий, 23 пехотные, 2 кавалерийские, 2 танковые бригады и бригада смертников, 6 отдельных полков, 2 воздушные армии и Сунгарийская военная флотилия. Ее командованию подчинялись войска марионеточного государства Маньчжоу-Го и японского ставленника во Внутренней Монголии – князя Дэвана.

Значительные силы противника находились в Северной Корее, на Южном Сахалине и Курильских островах. К началу военных действий у советских границ была сосредоточена группировка, общей численностью 1 млн. 62 тыс. человек, имевшая на вооружении 1215 танков, 6640 орудий и минометов, 26 кораблей и I907 боевых самолетов.

Основой системы обороны японских войск явились укрепленные районы, которые были построены на границах Маньчжурии и Кореи с Советским Союзом и Монголией. Они предназначались не только для усиления обороны, но и для создания более выгодных условий для сосредоточения и развертывания войск в целях наступления. Каждый такой район достигал 50-100 км по фронту и до 50-км в глубину. Обширные горно-таежные и заболоченные районы, большие водные преграды способствовали созданию этих мощных укреплений.

Всего в приграничных районах Маньчжурии было сооружено 17 укрепленных районов, которые перекрывали все наиболее доступные для действий войск направления. Общая протяженность полосы укреплений, в которой насчитывалось свыше 4500 долговременных сооружений, составляла около 800 км. Один из укрепленных районов был построен на Южном Сахалине.

Острова Курильской гряды прикрывались береговыми артиллерийскими батареями, укрытыми в железобетонные сооружения. Доступные для высадки десантов места прикрывались системой проволочных заграждений и противотанковых рвов.

Императорская ставка и генеральный штаб армии вместе со штабом Квантунской группировки избрали тот вариант оперативного плана, в соответствии с которым в случае войны с СССР оборонительные действия предусматривались лишь на первом этапе, а в последующем намечался переход в контрнаступление и даже вторжение на советскую территорию.

Суть замысла японского командования состояла в том, чтобы упорной борьбой в укрепленных приграничных районах и на выгодных естественных рубежах измотать советские войска и не допустить их прорыва в центральные районы Маньчжурии и Корею. Эту идею предстояло реализовать войскам прикрытия. Составляя примерно третью часть японской группировки, они включали армию Маньчжоу-Го, пограничные войска и часть полевых войск.

Главные силы Квантунской армии были сосредоточены в Центральной Маньчжурии. На первом этапе им предстояло ликвидировать прорыв советских войск на любом операционном направлении путем проведения мощных контрударов. В случае неблагоприятного исхода оборонительной операции японское командование предусматривало отвод своих войск на рубеж Чанчунь, Мукден, Цзиньчжоу, а при невозможности закрепиться там, – в Корею, где планировалось организовать отпор на рубеже рек Тумыньцзян и Ялуцзян.

Разрабатывался и другой вариант: использовать Маньчжурию в качестве “последнего оплота империи”. Туда должны были эвакуироваться император и его окружение, если бы японским войскам под ударами американо-британских соединений пришлось оставить метрополию. По мнению японского командования, Квантунская группировка, была “способна в течение года противостоять превосходившим по силе и подготовке советским войскам”.

По прогнозам японского командования, первый этап операции должен был продлиться около трех месяцев. Считалось, что только прорыв приграничной полосы долговременных укреплений займет у советских войск не меньше месяца, два месяца уйдет у них на то, чтобы продвинуться до рубежа Байчэн, Цицикар, Бэйань, Цзямусы, Муданьцзян. Еще три месяца им потребуются, чтобы подтянуть тылы и подготовиться к новым операциям. На захват советскими войсками остальной части Маньчжурии и Внутренней Монголии японцы отводили примерно полгода. За это время японское командование рассчитывало перегруппировать силы для контрнаступления и при благоприятном развитии событий, вторгнувшись на территорию СССР, добиться почетных условий мира.

Так как состав войск Красной Армии, находившихся на Дальнем Востоке, отвечал только задачам обороны, то для проведения крупных наступательных операций имеющихся сил было недостаточно. Требовалось значительно усилить находившиеся там соединения и создать ударные группировки на забайкальском, приамурском и приморском направлениях.

В связи с этим Ставка ВГК осуществила крупную передислокацию советских войск с Запада на Восток, которая по временным показателям, количеству перебрасываемых сил и средств и пространственному размаху была беспрецедентной в истории мировых войн межтеатровой стратегической перегруппировкой.

Основная масса войск и техники была переброшена в предельно сжатые сроки за три месяца (с мая по июль) на расстояние от 9 до 12 тыс. км. В общей сложности в этот период на путях сообщения Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока, с учетом и внутри фронтовых перегруппировок, находилось до миллиона советских солдат и офицеров, десятки тысяч артиллерийских орудий, танков, автомашин и многие тысячи тонн боеприпасов, горючего, продовольствия, обмундирования и других грузов.

Всего было перегруппировано 2 фронтовых (Карельский, 2-й Украинский) и 4 армейских управления, 15 управлений корпусов, 36 дивизий, 53 бригады и два укрепленных района. Кроме того, сюда прибыли 5 авиационных дивизий и управление авиационного корпуса. В состав ПВО Дальнего Востока поступили 3 корпуса ПВО страны. Огромный объем перевозок невозможно было выполнить только по железным дорогам: пришлось строить и ремонтировать шоссейно-грунтовые, а также использовать морской и речной транспорт.

На Дальний Восток направлялись такие соединения и объединения, которые могли успешно решать наступательные задачи в конкретных условиях театра военных действий. Определение целесообразности использования того или иного соединения зависело от опыта и боевых качеств, накопленных в сражениях на советско-германском фронте. Так, соединения 5-й и 39-й общевойсковых армий, участвовавшие в прорыве укрепленных оборонительных полос в Восточной Пруссии, предназначались для прорыва на главных направлениях приграничных укрепленных районов: первая - в полосе наступления 1-го Дальневосточного, а вторая - Забайкальского фронтов.

6-я гвардейская танковая и 53-я общевойсковая армии, имевшие большой опыт действий в горностепной местности, вошли в состав Забайкальского фронта для наступления на широких пустынных просторах и горно-лесистых массивах Маньчжурии.

Одной из особенностей переброски боевой техники было то, что значительная часть танков, САУ, самолетов-истребителей была перевезена специальными эшелонами непосредственно с танковых и авиационных заводов Урала и Сибири. Летный состав некоторых авиационных полков совершил перелет в Забайкалье с аэродромов Германии, Польши, Калинина (Твери) и Москвы.

Своеобразием отличались способы приема прибывающих войск и вывод их в исходные районы для наступления. На Забайкальском фронте в условиях пустынно-степной местности и весьма низкой пропускной способности монгольской железнодорожной ветки практиковалась (до подхода к территории Монголии) выборочная выгрузка личного состава и техники, которые затем следовали в районы сосредоточения своим ходом. Остальные войска после выгрузки в районе г. Чойбалсан получали недостающую материальную часть и личный состав, и также своим ходом совершали марш в районы сосредоточения, удаленные от границы на 70-150 км.

На 1-м Дальневосточном фронте станции выгрузки находились вблизи от границы. Поэтому прибывающие эшелоны разгружались только ночью, и войска тотчас же следовали к месту сосредоточения. Затем соединения и части в течение 3-4 недель выходили в выжидательные районы, находившиеся в 15-20 км от границы.

Для обеспечения скрытности перевозок резко ограничивалось число лиц, допущенных к планированию, до минимума сокращалось количество разрабатываемых документов. Ведение переписки и переговоров о передислокации войск категорически запрещались. Личный состав воинских эшелонов не знал конечного пункта прибытия вплоть до места назначения.

К участию в военных действиях против Японии были привлечены войска трех фронтов, силы Тихоокеанского флота, Амурской военной флотилии, три армии ПВО – Забайкальская, Приамурская и Приморская, 4 кавалерийские дивизии, бронебригада, танковый и артиллерийский полки, авиационная дивизия, а также войска монгольской Народно-революционной армии.

К началу военных действий на Дальнем Востоке были сосредоточены 11 общевойсковых, танковая и 3 воздушные армии. В составе этой группировки имелось личного состава - более I млн. 747 тыс. человек, орудий и минометов – 29835, танков и САУ – 5250, боевых самолетов – 5171, боевых кораблей основных классов – 93. Превосходство в силах и средствах было в пользу советских войск: по личному составу в 1,7, артиллерии и минометам - в 4,4, по танкам и САУ в 4,3, по самолетам в 2,7 раза. Следовательно, такая группировка представляла собой силу, способную в короткий срок сокрушить японские войска в Маньчжурии.

Резкое увеличение сил и средств на Дальнем Востоке, большие размеры театра военных действий и его значительная удаленность от столицы потребовали совершенствования стратегических органов военного руководства этой группировкой войск. С этой целью Ставка BГK в июле 1945 г. создала Главное командование советскими войсками на Дальнем Востоке, Военный совет, штаб и оперативную группу тыла. Главнокомандующим был назначен Маршал Советского Союза А.М. Василевский, членом Военного совета – генерал-полковник И.В. Шикин, начальником штаба - генерал-полковник С.П. Иванов.

Вступлении СССР в войну против Японии (азиатского союзника Германии) являлось справедливым историческим актом в защиту интересов Советского Союза и всех стран, которые подверглись нападению и угрозе японских оккупантов, а также четким выполнением взятых союзнических обязательств.

СССР стремился быстрее ликвидировать последний очаг второй мировой войны, устранить постоянную угрозу себе и Монголии со стороны японских империалистов, оказать активное содействие скорейшему восстановлению всеобщего мира, совместно с союзниками изгнать захватчиков из оккупированных ими стран, сократить количество жертв и разрушений, неизбежных при затягивании войны, возвратить ранее незаконно отторгнутые у России Южный Сахалин и Курильские острова.

Кампания советских Вооруженных Сил на Дальнем Востоке предполагала проведение Маньчжурской стратегической, Южно-Сахалинской наступательной и Курильской десантной операции. Исходя из военно-политических целей, главная задача в кампании заключалась в разгроме Квантунской армии и освобождении от японских захватчиков Маньчжурии и Северной Кореи. От быстрого и успешного ее выполнения зависел успех разгрома противника на Южном Сахалине и Курильских островах.

Замысел Ставки ВГК на проведение Маньчжурской стратегической операции заключался в одновременном нанесении со стороны Забайкалья, Приморья и Приамурья силами войск Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов двух мощных встречных и ряда вспомогательных ударов по сходящимся к центру Маньчжурии направлениям с целью рассечения главной группировки войск Квантунской армии, окружения и последовательного уничтожения ее по частям. В дальнейшем, предусматривалось соединение войск фронтов в районе Чаньчунь, Гирин и развитие наступления на Ляодуньский полуостров и в Северную Корею.

Замысел отличался исключительно решительным характером. Советские войска должны были вести наступление на фронте более чем 5000 км и на глубину до 600-800 км. Операцию по разгрому Квантунской армии планировалось осуществить за 20-23 суток.

Нанесение главных ударов с двух направлений, разделенных расстоянием почти в 1500 км, ставило командование противника в условия ведения войны на два фронта, а слабое развитие внутренних коммуникаций крайне ограничивало его возможности в маневрировании резервами.

Выбор этих направлений был обусловлен не только принятой формой ведения стратегической операции, но и своеобразной конфигурацией государственных границ, охватывающим положением советских войск по отношению к противнику, характером группировки, системой обороны японских войск и физико-географическими условиями местности.

Вспомогательные удары, которые были спланированы на всех операционных направлениях, вынуждали противника держать оборону на всем фронте, и лишали его возможности создавать группировки в ходе операций. Следование этому замыслу воспрещало отход японских войск в глубь территории Китая и в Южную Корею.

В соответствии с замыслом Ставка ВГК в директиве от 28 июня 1945 г. поставила фронтам и флоту следующие задачи.

Забайкальскому фронту главный удар силами трех общевойсковых и одной танковой армии нанести в обход Халунь-Аршанского укрепленного района с юга в общем направлении на Чаньчунь. Ближайшая задача - разгромить противостоящие силы противника, преодолеть хребет Большой Хинган и к пятнадцатому дню операции выйти на рубеж Салунь, Лубэй, Балиньюци (Дабаньшань). 6-й гвардейской танковой армии предстояло преодолеть хребет Большой Хинган к десятому дню операции. В дальнейшем главным силам фронта требовалось выйти на Маньчжурскую равнину, где, соединившись с войсками 1-го Дальневосточного фронта, они должны были завершить окружение основных сил Квантунской армии и развивать наступление на Ляодунский полуостров. Действия войск на главном направлении обеспечить двумя вспомогательными ударами: на севере и на юге.

1-му Дальневосточному фронту силами двух общевойсковых армий главный удар нанести на муданьцзянском направлении, прорвать систему приграничных укрепленных районов, разгромить противостоящего противника и на пятнадцатый-восемнадцатый день операции выйти на рубеж Боли, Муданьцзян, Ванцин. В дальнейшем, развивая удар в направлении Гирин, Чаньчунь и частью сил на Харбин, во взаимодействии с Забайкальским фронтом завершить окружение основных сил Квантунской армии на Маньчжурской равнине, а силами левого крыла фронта наступать в Северную Корею.

Действия войск на главном направлении обеспечить двумя вспомогательными ударами на севере и юге. Частью сил во взаимодействии с Тихоокеанским флотом оборонять морское побережье на участке от бухты Преображения (восточнее Владивостока 160 км) до мыса Сосунова.

2-му Дальневосточному фронту с оперативно подчиненной Амурской военной флотилией главный удар силами одной общевойсковой армии и одного стрелкового корпуса нанести на сунгарийском и жаохэйском направлениях, прорвать укрепленные районы, разгромить японские войска в районах Тунцзян, Жаохэ, Фуцзинь и на двадцать третий день операции выйти в район Цзямусы. В дальнейшем наступать вдоль реки Сунгари на Харбин. С развитием успеха на главных направлениях войск Забайкальского и 1-го Дальневосточных фронтов нанести вспомогательный удар силами 2-й Краснознаменной армии из района Благовещенска на Цицикар, а частью сил оборонять рубеж по Амуру и Уссури.

16-й армии фронта во взаимодействии с Северной Тихоокеанской флотилией, Камчатским оборонительным районом и Петропавловской военно-морской базой ставилась задача по прочной обороне западного побережья Татарского пролива, Северного Сахалина и Камчатки с целью не допустить там высадки японских войск. Одновременно соединения 56-го отдельного стрелкового корпуса должны были подготовить наступление в южной части Сахалина, а силами Камчатского оборонительного района и кораблей Петропавловской военно-морской базы - высадку десантов на Курильские острова.

Ведущую роль в операции выполняли Забайкальский и 1-й Дальневосточный фронты, наносившие главные удары на встречных направлениях с целью окружения основных сил Квантунской армии. 2-й Дальневосточный фронт, выполнявший вспомогательную роль, должен был содействовать расчленению группировки противника и уничтожению ее по частям.

Тихоокеанский флот получил следующую задачу. До начала боевых действий поставить оборонительные минные заграждения и развернуть на позициях подводные лодки, а с переходом сухопутных войск в наступление - нарушить коммуникации противника в Японском море, уничтожить его корабли в портах Северной Кореи, обеспечить свои морские сообщения, поддержать прибрежные фланги сухопутных войск и не допустить высадки вражеских десантов на советское побережье.

В ходе операции, когда создались необходимые условия, флот получил дополнительные задачи: овладеть портовыми городами Северной Кореи, а также высадить десанты на Южный Сахалин и Курильские острова.

Амурской военной флотилии предписывалось обеспечить форсирование Амура и Уссури и содействовать наступлению войск 2-го Дальневосточного фронта на сунгарийском направлении.

В соответствии с полученными задачами вырабатывались и решения командующих. В ходе большой и кропотливой работы удалось выбрать такие варианты, которые должны были нарушить все планы японского командования задержать советские войска в зонах укрепленных районов и на отрогах Большого Хингана.

В решениях командующих были учтены все особенности обстановки и ведения боевых действий в своеобразных условиях Дальневосточного театра:

- отсутствие крупных группировок противника вблизи государственной границы и возможность обхода укрепленных районов, что позволяло использовать бронетанковые и механизированные войска в первом эшелоне, в высоких темпах преодолеть обширные пустынно-степные районы и с ходу захватить основные перевалы через Большой Хинган и громить главные силы врага на Центрально-Маньчжурской равнине (Забайкальский фронт);

- стремление осуществить успешный прорыв укрепленного района (1-й Дальневосточный фронт);

- нанесение главного удара вдоль реки Сунгари и других ударов через крупные водные преграды с одновременным их форсированием на направлениях, далеко отстоящих друг от друга (2-й Дальневосточный фронт).

Скрытности подготовки операции и внезапности нанесения удара уделялось особое внимание. С этой целью к разработке планов операций в штабах фронтов и армий привлекался строго ограниченный круг лиц. Все документы по планированию операций хранились в личных сейфах командующих войсками фронтов и армий.

Резко усилилась борьба с агентурной разведкой противника, которая до весны 1945 года значительно активизировала свою шпионскую деятельность и засылала в советский тыл большое количество агентов-разведчиков.

Все передвижения в период сосредоточения и развертывания производились только ночью, с погашенными фарами машин; в исходные районы для наступления войска на линию госграницы были выведены лишь в ночь на 9 августа. В районах сосредоточения осуществлялась тщательная маскировка.

Широко использовалась радиомаскировка. За все время подготовки операции прежние сети радиосвязи оставались на своих местах и работали с обычной нагрузкой. Радиостанции прибывающих войск и все вновь развернутые радиосети до утра 9 августа работали только на прием. Особенно тщательные меры принимались по сохранению прежнего режима на госгранице и во внутренней жизни войск. В приграничной полосе были усилены оборонительные работы, которые и прежде проводились там из года в год.

Предусматривалась и такая мера, как сохранение в тайне прибытия на Дальний Восток Маршалов Советского Союза Василевского А.М., Мерецкова К.А., Малиновского Р.Я. и ряда вновь прибывших генералов.

Таким образом, проведенные мероприятия позволили в масштабе всей кампании достигнуть внезапности, которая имела стратегическое значение. Японскому командованию хотя и удалось установить постепенное увеличение советских войск на границах с Маньчжурией и начавшуюся массовую переброску соединений с Запада, однако оно не смогло определить время начала наступления, направления и силу ударов фронтов.

Как показали пленные японские генералы, начало военных действий Советской Армией 9 августа явилось для них полной неожиданностью.

Таким образом, за три месяца была проведена масштабная работа по подготовке крупной стратегической операции по разгрому Квантунской армии. К началу августа советские Вооруженные Силы на Дальнем Востоке имели все необходимое для успешного проведения операции и были готовы для нанесения сокрушительного удара по агрессору.

6 августа на Хиросиму, а через три дня на Нагасаки были сброшены атомные бомбы, возвестившие миру наступление новой, ядерной, эры. Это роковое решение было принято президентом Г. Трумэном, которое преследовало политические цели – в условиях окончания войны продемонстрировать миру могущество и силу США.

8 августа в Москве в 23 часа японскому послу было передано заявление правительства СССР, в котором говорилось, что в связи с отказом Японии прекратить военные действия против США, Великобритании и Китая Советский Союз с 9 августа считает себя в состоянии войны с ней. В заявлении далее указывалось, что этот шаг является “единственным средством, способным приблизить наступление мира, освободить народы от дальнейших жертв и страданий”.

Наступление советских войск на всех фронтах началось одновременно 9 августа около часа ночи по хабаровскому времени действиями передовых и разведывательных отрядов. Оно развернулось в неблагоприятных условиях: накануне в Приморье и Приамурье шли непрерывные дожди. Поднявшийся уровень рек на 4 метра превратил небольшие горные реки и ручьи в бурные потоки, которые затопили долины.

Начало боевых действий было настолько неожиданным для противника, что часть гарнизонов японских войск в полосе 1-го Дальневосточного фронта была захвачена спящими в казармах. Занять свои места в боевых сооружениях укрепленных районов они не успели.

С рассветом перешли в наступление главные силы. Артиллерийская и авиационная подготовка на направлениях главных ударов Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронтов с целью достижения внезапности не проводилась.

С началом боевых действий и в последующие дни авиация фронтов наносила удары, главным образом, по железнодорожным узлам и станциям, аэродромам, колоннам войск противника на шоссейных и грунтовых дорогах. В результате действий авиации движение на многих дорогах было парализовано, что имело важное значение для срыва сообщений между основными японскими группировками в Маньчжурии и Северной Кореи.

Тихоокеанский флот начал постановку оборонительных минных заграждений, а его авиация и соединения торпедных катеров нанесли удары по кораблям, судам и другим объектам в портах Северной Кореи.

Основные политические и военные цели войны были достигнуты в ходе Маньчжурской стратегической наступательной операции, которая включала Хингано-Мукденскую (Забайкальский фронт) Харбино-Гиринскую (1-й Дальневосточный фронт) и Сунгарийскую (2-й Дальневосточный фронт) операции. Тихоокеанский флот и Амурская флотилия кораблями и десантами содействовали этим объединениям в разгроме войск противника.

Боевые действия советских войск в ходе Маньчжурской операции проводились в два этапа. Содержанием первого этапа (9-14 августа) явился разгром японских сил прикрытия и выход наступавших войск на Центрально-Маньчжурскую равнину. На втором этапе (15 августа - 2 сентября) был завершен разгром основных сил Квантунской армии, освобождены важнейшие политические и экономические центры Маньчжурии и принята капитуляция японских войск.

Наступление советских войск развивалось успешно. Особенно стремительно продвигались вперед войска Забайкальского фронта. Уже 12 августа соединения 6-й гвардейской танковой армии, действовавшей в первом оперативном эшелоне, преодолели неприступный, по мнению японских генералов, Большой Хинган и вырвались на Маньчжурскую равнину, оказавшись таким образом в глубоком тылу Квантунской группировки. Они упредили выход ее основных сил к этому горному хребту. За первые пять суток танкисты преодолели более 450 км и к исходу 12 августа устремились к ключевым центрам Маньчжурии – Чанчуню и Мукдену.

Фронтовые и армейские операции характеризовались большим размахом. Ширина полос наступления в условиях Дальнего Востока резко отличалась от средних норм, типичных для Западноевропейского ТВД. Так, Забайкальский фронт наступал в полосе 2300 км (активный участок – 1500 км), 2-й Дальневосточный – 2130 км (активный участок – 520 км), 1-й Дальневосточный – 700 км.

Общевойсковые армии вели наступление также в широких полосах: на Забайкальском фронте от 200 до 700 км, на 1-м Дальневосточном от 65 до 285 км, на 2-м Дальневосточном - от 150 до 300 км.

Наступление советских войск было осуществлено на большую глубину: 450-820 км на Забайкальском и 200-300 км на 1-м и 2-м Дальневосточных фронтах. Темпы наступления были в два раза выше планируемых, что дозволило сократить продолжительность операций в среднем до 10 суток. Среднесуточный темп войск Забайкальского фронта составил от 38 до 82 км, 1-го и 2-го Дальневосточных – 20-30 км.

Войска фронтов и армий в пределах указанных полос наступления вели боевые действия не сплошным фронтом, а сосредоточивали свои усилия на отдельных направлениях, отстоявших одно от другого на большом удалении. Так, например, между 6-й гвардейской танковой и 17-й общевойсковой армиями, входившими в состав главной ударной группировки Забайкальского фронта, был разрыв в 200 км, 15-я армия 2-го Дальневосточного фронта в составе трех стрелковых дивизий при общей ширине наступления 330 км после форсирования р. Амур наступала на Цзямусы по двум направлениям на фронте 120 км и от Цзямусы на Саньсин вдоль Сунгари на фронте 30-40 км.

Важной особенностью действий войск 1-го Дальневосточного фронта явился прорыв укрепленных районов противника ночью без артиллерийской и авиационной подготовки. Кроме того, в полосе этого фронта был осуществлен перенос основных усилий с главного направления на направление вспомогательного удара, что позволило войскам фронта увеличить темп и стремительно развить наступление на Ванцин, Гирин.

В ходе наступления было осуществлено тесное взаимодействие сухопутных войск с Военно-морским флотом и Амурской флотилией. Тихоокеанский флот оказал большую помощь в проведении десантных операций в Северной Корее. Части береговой обороны и его корабли надежно обеспечили приморский фланг наступающих войск и самостоятельно прикрыли большой участок побережья Японского и Охотского морей.

Амурская флотилия оказала значительную поддержку действиям главной группировки 2-го Дальневосточного фронта. Корабли флотилии были не только основным средством форсирования Амура и Уссури войсками 2-го и 1-го Дальневосточных фронтов, но и выполняли задачи подавления противника огнем своей артиллерии на противоположном берегу.

Таким образом, важнейшая особенность Маньчжурской операции заключается в том, что стратегические цели кампании были достигнуты в ее начале. Как операция начального периода войны она характеризуется скрытностью сосредоточения и развертывания группировок войск, внезапным переходом в наступление ночью, сокрушительным первоначальным ударом с участием максимума сил и средств в первом эшелоне, четкой организацией взаимодействия между тремя фронтами, флотом и речной флотилией.

В связи с успехом в Маньчжурии 2-й Дальневосточный фронт частью сил перешел в наступление на Сахалине. Южно-Сахалинскую операцию осуществили соединения 56-го стрелкового корпуса 16-й армии во взаимодействии с Северной Тихоокеанской флотилией. С 11 по 25 августа ими был прорван мощный укрепленный приграничный оборонительный рубеж в районе Котон. Это позволило войскам продвинуться вглубь Южного Сахалина на 360 км и во взаимодействии с силами Тихоокеанского флота разгромить оборонявшие остров войска.

Наступление советских войск на Сахалине явилось совместной операцией сухопутных и морских сил при поддержке авиации. Действиям главных сил предшествовала артиллерийская и авиационная подготовка, продолжительностью более часа. В ходе операции были достигнуты высокие темпы наступления – 26 км в сутки. Ее особенностью явилось широкое применение маневра для выхода во фланг и тыл укрепленного района. Авиация флота действовала в условиях отсутствия воздушного противника.

Успех боевых действий в Маньчжурии и на Сахалине создал благоприятные условия для освобождения от японцев Курильских островов. Курильскую десантную операцию осуществили войска Камчатского оборонительного района, корабли и части Петропавловской военно-морской базы, часть сил 16-й общевойсковой армии и Северной Тихоокеанской флотилии. В период с 18 августа по 1 сентября были очищены от противника все острова Курильской гряды, разоружены и пленены до 60 тыс. солдат и офицеров японской армии.

Особенность десантных действий заключались в том, что они проводились в обстановке отсутствия превосходства в силах и средствах над противником. Посадка десантов на суда и переход морем проходили без противодействия со стороны японцев, но в сложных метеорологических условиях. Перед высадкой десантов проводились артиллерийская подготовка, а в ходе боевых действий – поддержка корабельной артиллерией.

На втором этапе кампании в целях ускорения разгрома противника, разоружения капитулировавших войск, предотвращения возможных разрушений промышленных предприятий, железнодорожных станций и других важных объектов, а также воспрещения вывоза материальных ценностей из Маньчжурии, на Сахалине и Курильских островах были высажены воздушные десанты. Десантирование осуществлялось в крупных городах, портах и военно-морских базах в период с 16 по 27 августа.

Численность десантов, высаженных в Маньчжурии, на Ляодунском полуострове и в Северной Корее, была в пределах от 200 до 500, а на Южном Сахалине и Курильских островах – от 35 до 130 человек. Всего было высажено более 20 воздушных десантов, большинство из которых были посадочными.

Широкое применение воздушных десантов, использование их в тесном взаимодействии с подвижными группами и передовыми отрядами позволило в короткие сроки дезорганизовать управление войсками противника и ускорить его капитуляцию.

Таким образом, в кампании на Дальнем Востоке воплотился тот огромный опыт, который приобрела Советская Армия в борьбе с сильным и опытным противником – нацистской Германией. Для нее характерны такие черты военного искусства, как высокий уровень организации внезапного и одновременного наступления трех фронтов и флота на различных стратегических направлениях. Ее отличают большой размах фронтовых и армейских операций, широкий маневр с применением охватов, обходов и окружения группировки врага, использование танковых соединений в первом эшелоне для стремительного преодоления обширных пустынно-степных и пустынно-горных районов.

Показательным является четкое взаимодействие сухопутных войск, авиации и флота, выброска воздушных и высадка морских десантов. Советское командование еще в ходе подготовки учло характер военных действий японцев и против России в 1904 г., и против американо-британских войск, начиная с 1941 г. Важнейшей чертой кампании явилось то, что стратегические цели войны были достигнуты уже в самом ее начале.

Из девяти кампаний проведенных Советской Армией с июня 1941 г. по сентябрь 1945 г. эта была самой кратковременной. Победа в ней была одержана молниеносно: всего за 24 дня была наголову разбита мощная группировка противника. Этот результат предопределил военный крах Японии.

Ни в одной из предшествующих операций второй мировой войны японская армия, считавшаяся одной из сильнейших армий капиталистического мира, не терпела такого поражения. Мощные удары по сосредоточенной близ границ Советского Союза и Монголии крупной группировке японских сухопутных войск, а также операции на Сахалине и Курилах привели к быстрому разгрому противника. Враг потерял свыше 700 тыс. солдат и офицеров, из них 84 тыс. человек убитыми и более 640 тыс. пленные (среди них 609,5 тыс. – японской национальности).

Столь блестящая победа далась не просто. СССР потерял убитыми, ранеными и пропавшими без вести 36 456 человек, из них 24 425 человек – это заболевшие и те, кто выжил после ранения. Потери советских войск оказались в 18,6 раза ниже потерь японцев. Они составили менее 0,1% от численности всего личного состава советских Вооруженных Сил, принявшего участие в этой кампании.

2 сентября 1945 г. в Токийской бухте на борту американского линкора «Миссури» японские представители, а также уполномоченные СССР, США, Китая, Великобритании, Франции и других союзных государств подписали акт о капитуляции Японии. Закончилась вторая мировая война, длившаяся шесть долгих лет. Человечество с ликованием встретило долгожданный мир.

* * *

Финальные операции второй мировой войны завершились в середине ушедшего уже в историю ХХ века. Казалось бы, временная дистанция расставила на свои места все дискуссионные проблемы тех далеких событий. К сожалению, это не так.

В зарубежной историографии утверждается, будто исход войны на Востоке решили результаты атомных бомбардировок, так как только они принесли ощутимый военный эффект, предоставив императору Хирохито шанс оправдать в глазах собственного народа решение о капитуляции.

Затрагивая проблему вклада Советского Союза в разгром Японии, часть западных авторов считает, что военно-политическое руководство СССР навязало союзникам свое участие в войне против Японии, чтобы “не опоздать к дележу пирога”, а боевые действия его Вооруженных Сил оказались, чуть ли не символическими. По этому поводу президент США Г. Трумэн в одном из своих выступлений перед американскими историками в 1947 г. заявил, что «Россия не внесла никакого военного вклада в победу над Японией».

В разделе Белой книги о последствиях атомной бомбардировки – “Жертва – Япония, противник – Советский Союз”, подготовленной японскими учеными отмечается, что применение атомных бомб было не столько последним актом второй мировой войны, сколько первой операцией в начинавшейся “холодной войне” против СССР. Жизни трехсот тысяч невинных людей, погибших в Хиросиме и Нагасаки, – заключают авторы, – были жертвой, принесенной Соединенными Штатами на алтарь “холодной войны”.

Действительно, вступление 9 августа Советского Союза в войну против Японии в корне изменило ситуацию. В тот же день на экстренном заседании Высшего совета по руководству войной японский премьер-министр Судзуки заявил: «Вступление сегодня утром в войну Советского Союза ставит нас окончательно в безвыходное положение и делает невозможным дальнейшее продолжение войны».

Быстрый разгром японских войск в Маньчжурии и Корее не оставлял Токио никаких надежд. 18 августа японское командование отдало приказ о безоговорочной капитуляции на континенте. Фактически же японские войска прекратили сопротивление лишь на 23-й день Дальневосточной кампании.

Фактором, значительно снижавшим возможности японских вооруженных сил расширять агрессию, а в конце войны оказывать сопротивление, была длительная и упорная борьба китайского народа, отдавшего во имя свободы родины свыше 20 млн. жизней. Однако для нанесения окончательного поражения оккупационным войскам требовалась не просто многомиллионная армия, а вооруженные силы, оснащенные современным оружием и военной техникой, обладавшие опытом ведения крупномасштабных и маневренных действий, а этим Китай не располагал.

Разумеется, самый крупный вклад в достижение победы над Японией внесли Соединенные Штаты Америки. Им принадлежит ведущее место в уничтожении основных сил военно-морского флота Японии, в нанесении значительного урона ее авиации, в достижении существенных успехов в ходе блокады и воздушных бомбардировок самой метрополии. Остальные союзники – Китай, Великобритания, Австралия, Новая Зеландия, Индия, Канада и некоторые другие страны – в ее разгроме сыграли немаловажную роль.

Не стоит забывать, что самые тяжелые испытания выпали на долю народов Китая, Бирмы, Филиппин, Индонезии, Малайи, оказавших упорное сопротивление японским захватчикам.

 

 

ПРОНЬКО Валентин Адамович,

кандидат исторических наук, профессор,

Почетный работник высшего профессионального образования

Российской Федерации,

член Союза журналистов г. Москвы,

Ветеран Вооруженных Сил

проректор Московского института предпринимательства и права

 

Возврат к списку